Новости Блог Статьи Полезности Контакты Главная
Поиск

Первый семейный web-журнал настоящих харьковчан

 

Журналы » Статьи » Профессия

 

Профессия. Каскадер.

Каскадеры — это очень узкое сообщество со своими правилами и представлениями о профессиональной чести. Хороший постановщик трюков ценится не меньше, чем продюсер. Потому, что именно качество трюка заставляет нас верить в то, что все это «на самом деле». В гостях у рубрики Профессия – Игорь Сурков, член Международной ассоциации каскадеров.

- Как Вы пришли в профессию?

- Я закончил Харьковский институт искусств, факультет драмы, специальность – актер театра и кино. Но у меня всегда было больше стремления к движению, а не к драматической игре. Куда девать способности и желания? Преобразовать. В трюковое искусство.

- Профессиональные каскадеры – узкоспециализированные специалисты?

- Конечно, все пытаются стать универсалами, но, как правило, настоящим профессионалом можно стать только в каком-то одном виде. Тренировки требуют времени и знаний. Допустим, конники должны большую часть времени проводить с лошадьми, тренировать их, готовить к трюкам. Автомобилисты, которые умеют вылазить на крышу машины на большой скорости, перелетать через препятствия, должны очень хорошо знать автомобиль, как он себя ведет. Фехтовать и драться умеют все каскадеры, но в крупных планах все равно участвуют только специалисты.

- Каким оружием владеете Вы?

- В общем-то, любым. Стандарт – меч, шпага, сабля, нож. И все производные: кортики, алебарды, топоры, просто палки, булавы… Плюс сопутствующие бытовые предметы, которые можно задействовать.

- Каскадерское фехтование отличается от спортивного?

- Конечно. Цели же абсолютно разные. Что в спортивном? Уколоть – очко заработать. В каскадерском – показать зрителю, как это здорово или тяжело, или плохо, или как это опасно. Главная задача – зрелищно. Трюковое фехтование тяготеет больше к историческому. Каскадерское фехтование предполагает не спортивную дорожку, а, скажем, круговую площадку с большой кучей препятствий, например, лестницы, балконы, земля. Сможет ли спортсмен фехтовать в условиях огорода, разжиженной почвы, на скользкой траве? А мы это делаем. Мы падаем, делаем вид, что ранены, встаем или продолжаем фехтовать лежа на земле и так далее.

- Сейчас в Украине мало снимается фильмов, чем заняты каскадеры?

- Кто чем. Высотники, например, ремонтируют и штукатурят здания вместе со скалолазами. Другие, как я – преподают в институтах. Хотя я и преподаю, но в любом случае, продолжаю тренироваться. Еще я провожу консультации, иногда снимаюсь в телепередачах.  И, чтобы не зависеть от съемочного процесса, занимаюсь своим личным шоу, создаю свое течение – эстрадно-трюковое искусство. Это своего рода оригинальный жанр, но мне нравится его называть – эстрадно-трюковое искусство, где трюк перемежается с художественной идеей.

- В каких образах за это время пришлось побывать?

-  Традиционные казаки, мушкетеры, рыцари, испанцы, индейцы, сарацины, пираты, печенеги, ниндзя, самураи… В общем, все основные носители информации. Тех, кого мы знаем. Гусаров мы, например, меньше знаем, хотя они от казаков отличаются лишь формой. Имею в виду манеру исполнения. Кардинально отличаются французские мушкетеры, испанские идальго, сарацины, пираты, индейцы и ковбои салунные, ниндзя - это тоже понятно. Итальянцев тоже можно приплести, если вдруг понадобится постановка вроде «Ромео и Джульетта». Но драки в этом случае будут, на уровне «рукопашного рукоделия».  Есть еще античность, это тот носитель культуры, который можно изображать и ему подражать. Например, в виде гладиаторов. А наши казаки ближе к басмачам по технике боя. Даже можно сравнить с сарацинами.

- Правда, что для одного из образов Вы побрились налысо?

- Да. Это нужно было для образа казака Мамая. Он был символом перемен, непоколебимой уверенности, силы духа.

- На лошади хорошо ездите?

- Относительно хорошо. Не трюкач, конечно, но в седле держусь. Наши трюкачи ненормальные. Когда американцы снимают трюки с лошадьми, у них должны лежать специальные подложки, на случай падений, они же и дальше хотят работать. А наши … Упал – не случилось травмы – хорошо, случилась – в больницу. На западе, все по-другому, там трюк не выпустят на площадку, пока профсоюз не подпишет документы.

- А у нас профсоюз каскадеров сеть?

- У нас? Нет. У нас есть союз кинематографистов. У нас шести лет, кажется, еще не прошло, как добились того, чтобы вообще определили такую кинематографическую профессию, как каскадер.

- Что, даже профессии такой не было?

- Нет. Были актеры второго плана, массовых сцен. Несмотря на то, что основные тяготы ложились на плечи каскадеров, они назывались актерами массовых сцен, статистами. 

- Что дает легализация профессии?

- Можно создать свою ассоциацию, где согласно уставу можно оценивать трюки, по сложности, времени и прочему. И оплата должна производиться почасово или за сложность. Например, человек упал на голову – минута, а другой – скакал на лошади час.

- Всегда хотелось узнать – как в кино снимают сцены, где стреляют в героев?

- Делается закладка с пиропатроном, который взрывается в одну сторону, под него кладется прокладка, чтобы не травмировать актера, и пакет с краской. Когда звучит выстрел либо сам актер, либо кто-нибудь вне кадра, нажимает на пульт, и пиропатрон взрывается. Для резаных ран накладывается специальный грим с пакетами, которые потом при нажатии лопаются по основным швам. Т.к. ножи на съемочной площадке, естественно, тупые. Сейчас и у нас начали развиваться новые технологии, но, Вы же понимаете, что новые технологии – это очень дорого. Помню, в какой восторг приходили иностранные специалисты, присутствовавшие у нас на съемках, от нашей технической находчивости, которая во все времена заменяла нам новые технологии. Иностранцы, чтобы снять сцену расстрела, допустим, из автомата, выстраивают актеров с пирозакладками в определенной последовательности, прописывают программное обеспечение, и работают с большого пульта. Кнопка нажимается и тра-та-та-та – все пиропатпроны последовательно взрываются. Что делают наши. Чтобы замкнуть контакты, берется доска с торчащими из нее гвоздями. К ним подводятся провода от пиропатронов на актерах. Все(!) остальные провода крепятся еще к одному гвоздю, который находится в руках у пиротехника. При команде «Мотор» пиротехник этим самым гвоздем проводит по гвоздям, торчащим из доски: бр-р-р-рень! Помните как в детстве палкой по забору? И получается точно такое же тра-та-та-та, как у иноземцев. Какие там технологии! В общем, иностранные специалисты были в восторге.

- А как в кино ломается мебель?

-  Это секрет. Что ж всем рассказывать. Понятно, что мебель специально готовится к тому, чтобы она развалилась. Например, нормальный дубовый стул, который показывают в вестернах, так просто не развалишь, как ни крути. Разве что, если упадешь на него с третьего этажа, а так нет. Его, естественно, готовят, в нужных местах подпиливают.

- А стаканы, которые в руках ломают?

- Это - сахарное стекло.

- То есть, грубо говоря, это - сахар?

- Ну да! Как леденцы. Его можно даже съесть, он сладкий. Варится сахар, заливается в специальные формы, вот и все. Потом, понятно, протирается, полируется водным раствором, чтобы блестел и покрывается лаком, чтобы не таял в руках.  Иногда пищевым, иногда нет, если его не будут кусать. Кино – это же иллюзия!

- Но Вы-то работаете перед зрителями вживую, если мы говорим о Ваших шоу?

- Да. Но все равно, это все готовится, репетируется, ставится бой. Хотя с определенной долей опыта можно сделать и импровизацию. Но, опять же, это только имея опыт за плечами, когда базовые элементы давно отработаны. И даже, если партнер ошибается и делает удар не туда, ты этот удар принимаешь совершенно автоматически и даже не задумываешься, туда он ударил или не туда. Просто ставишь защиту.

- Травмы были?

- Были. Все травмы происходят из-за невнимательности. И мне доставалось. Рассечения были. Была ситуация, когда я сделал удар партнеру и пошел дальше, а он не посмотрел, куда я пошел и вдогонку мечом! И дырку во мне от меча оставил.

 

 

 

 

- Страсти–то какие!

- Это все - из-за невнимательности. Просто, когда чувствуешь, что что-то начинает идти не так, то есть определенные знаки, которыми нужно дать понять партнеру, что ты не готов, что нужно отойти от этой схемы, изобразить что-то другое. Допустим, потерять оружие и броситься врукопашную. А, когда человек придет в себя, можно вернуться и к оружию. Но для этого нужно иметь определенный опыт. Самое опасное - потеря концентрации. Серьезных травм, слава Богу, не было.

 

 

 

 

- Костюм рыцаря тяжелый?

- Реальный – да. Но для сцены нет смысла делать настоящий. Полный вес кольчуги, с рукавами, ниже колена – свыше 20-ти килограмм. А к этому нужны еще кольчужный шлем, наручи, помжи железные. И плюс плащ, щит…

- В такой амуниции работать приходилось?

- Приходилось. Это можно заявить для шоу, для кино. Но это -  очень большая тяжесть. Лучше сделать имитацию таких доспехов из более легкого или тонкого метала. Трюковая работа требует не кровоизлияния в мозг от тяжести, а зрелищности. А так человек выходит с весом плюс 40 килограмм. Не знаю, как там средневековые рыцари поступали, а наш «рыцарь» способен провести бой в полном облачении только в течении 2-3-х минут. И все. А прыгать, падать, переворачиваться трюковой фехтовальщик в этих доспехах долго не сможет, это очень тяжело. Например, в максимилиане (полное рыцарское облачение, доспехи, латы –прим.ред. ), кувырок сделать невозможно, я пробовал. Упав на спину, невозможно встать. В римских доспехах, еще куда ни шло, но шлем римский не дает работать головой: или отбойником застрянешь в земле или кивером. 

- Курьезы в работе были?

- Обычно стараемся обойтись без курьезов, ведь мы работаем с оружием. Хотя разное случается. Например, однажды на открытой площадке нас всех перед выходом на сцену ударило током. Дождь был, мы по очереди поднимались на сцену, и всех по очереди било током. На дрожащих ногах мы отработали. Был еще случай – наш номер был разработан для выступления на грунте, но нас подняли нас на сцену, а там - доски. Из-за особенностей номера начались курьезы. Начали мы отрабатывать вместо номера художественное падение. Был номер фехтовальный – стал номер падений. Знаете, как говорят каскадеры – «Если упал, отползай красиво».

 

 

 

 

- Каскадер - профессия опасная?

-  Я считаю, что сама жизнь - это опасный трюк.

-Вам Ваша работа нравится?

- Да, хлебом не корми! Когда есть постоянная занятость, то есть условия и стимул к развитию.

- Как Ваша супруга относится к Вашей профессии?

- Всячески поддерживает. Она сама этим увлекается. Дочка вот подрастает. Ходит с нами на тренировки, ей нравится, особенно, когда идут бои палками.(Улыбается) 

И. Тысленко

Версия для печати