Новости Блог Статьи Полезности Контакты Главная
Поиск

Первый семейный web-журнал настоящих харьковчан

 

Журналы » Статьи » Мир города

 

Легенды на века. Жоржъ Борманъ.

Витрины его магазинов повергали обывателей в шок: бонбоньерки из атласа и бархата, водопады искусственных цветов. А выбор! Глазированные фрукты, пастила, конфеты для балов и свадеб, шоколад, кофе, какао, пироги фигурные, торты, пряники, вафли, печенье, бисквиты, мармелад, варенье... И все это такого качества, и так пахнет, и в такой упаковке, и предлагается такими блондинками и брюнетками, что пройти мимо и не поддаться соблазну, сложно было даже солидным дядям и тетям.

Где-то в 18-ом веке из Австрии в Украину занесло немецкого офицера, значившегося в подорожном документе как Борман. Много российских воинских городков было натыкано на карте Украины, ибо Империя  тогда еще не определилась, кого ей больше бояться: турок или своих малоросских подданных. Но Борман мечтал о другом — о столичной жизни. Да кто его спрашивал! Его заветную мечту о Петербурге удалось осуществить только старшему сыну Николаю, где он прослыл искусным фармацевтом. Правда, тут всплыли некоторые нестыковки из биографии бывшего немца. Во-первых, выяснилось, что он как бы еврейского происхождения, а во-вторых, даже с Борманом его папашка слегка погорячился, так как не исключено, что был он не Борманом, а Берманом, хотя ничего плохого в этом не было, а совсем напротив — в Петербурге все фармацевты были Берманами. Путаницу в этой семье любили. Даже когда у фармацевта родился сын, его записали Григорием, в семье звали Георгием, а мать, решив, что она французских кровей, своего любимца вообще называла Жоржем. Когда настало время любимчику выбирать будущую стезю, отец был тверд: только естественный факультет Петербургского университета. Георгий любил шататься по Невскому, заглядывать в витрины. У одной останавливался чаще других. В доме № 21 была малюсенькая кондитерская лавка, где на витрине красовались аппетитные пирожные, увитые искрящейся мишурой.

Однажды он заглянул внутрь. У прилавка стояли два старичка.


 — Молодой человек, — сказала старушка, — я вас давно заприметила через стекло, только почему-то вы не заходите. Студент?.. Значит, с деньгами неважно. Разрешите вас угостить. Уж примите — это от души.
Деньги у Георгия были, да разочаровывать хозяйку не хотелось. Церемонно съел пирог с умопомрачительной начинкой. И тут же получил приглашение заходить. Принес хозяйке букет первых майских цветов. Та растрогалась и вдруг предложила:


    — А не хотите ли вы подработать? Мы люди пожилые, а у вас университетские вакации. Поработайте у нас летом, подсобите в сладком деле.


 Идея показалась заманчивой. Вскоре уже стоял за прилавком в белоснежном фартуке. То ли на белый фартук, то ли на черные усы нового продавца потянулись в лавку на Невском дамочки как с детьми, так и с перспективой их завести. Старики-хозяева только улыбались. И вдруг супружеская пара пригласила своего нового продавца в дом на чай. Когда пришло время прощаться, хозяин лавки мягко придержал руку гостя и произнес:


    — То, что скажу, вас удивит. Но мы с женой к решению пришли единодушно и сразу. Люди мы бездетные, а ныне и безбедные. Держать лавку нам уже нелегко, а продать никогда рука не поднимется. Вы нам приглянулись, и вот мы решили свою кондитерскую подарить вам. С этой минуты она ваша. Делать можете с ней, что хотите. Только, ежели она по-прежнему будет радовать детей и взрослых сладостями, сердца стариковские будут только ликовать.


Честно говоря, от неожиданности студент-медик чуть в обморок не упал. Но домашней выпечкой уже никого не удивишь. К тому ж Европу как раз охватил шоколадный бум. Вот какое лакомство нужно покупателю! Но шоколад на бабушкиной плите не сваришь. Значит, нужен капитал, чтобы все механизировать. Личных денег в кармане было 300 рублей — платить за университет. А если не платить?! Всю жизнь готовить горькие пилюли или сладкие соблазны — даже сравнивать не хочется. Но, как отца убедить?! А если… Купил коробку самых лучших «конфект» (так тогда говорили) и пошел на трудный, но принципиальный семейный суд. Судили и рядили долго. Но «конфекты» неожиданно сердце отцовское растопили. Сдался и «конфекты» к себе в кабинет унес.

И вот в 1862 г. на Невском, 21 появилась первая машина по производству шоколадной плитки. Машина стояла прямо в лавке. Все делалось на глазах покупателей, без обману. Это было внове, неожиданно. Народ, как в цирк, пер поглазеть, ну и уж попробовать. Вскоре в маленькую лавчонку было не пробиться. Трудно было поверить, что очень скоро всё это превратится во всемирно известное предприятие - "Жоржъ Борманъ”. А молодой хозяин тогда что удумал: не расширять сеть магазинов, а торговать прямо на улице. Но как!

Он установил первый в Петербурге торговый автомат. На углу Невского и Надеждинской появился домик на чугунном основании, под черепичной крышей, который сразу окрестили «Домиком братьев Гримм». На видном месте красовалась надпись: «За опущенную в аппарат 15-копеечную монету полагается плитка шоколада».

 В Европе такая торговля уже шла полным ходом, но в России была своя специфика. То кто-нибудь вместо 15 копеек бросал двугривенный, дескать, давай, автомат, мне шоколад и сдачу не забудь. Причем, свои законные требования умник буквально дословно в щель и излагал. Но автомат делал вид, что русского языка не понимает, т.е. ни монеты, ни товара не давал. Хорошо, вокруг добрые люди толклись, учили: «Ты ему врежь по правому боку, у этого чурбана враз мозга прочистится!». Пришлось при каждом автомате доброго молодца ставить. Кто автомату давал хук справа, тут же от молодца получал апперкот слева. Покупатель не возражал: а что, хоть сдачи получил! Но это еще были цветочки, потому что, когда за товаром к автомату купец подходил, это были уже ягодки. Купец демонстративно трехрублевую бумажку сворачивал и в щель совал: «Бери, нам не жалко!». Это уже был не хук, это был каюк автомату. Но особенно автомат раздражал потомственных пролетариев: «Эта шоколадная машина для унижения рабочего человека придумана. Другое дело, если бы вместо цукерки он стопку водки с соленым огурчиком исторгал. Самое пролетарское лакомство!».

Да, правильно подметили большевики, только рабочий класс понимал, что техника должна формировать пролетарское самосознание, а не кариес.

Фирма «Жоржъ Борманъ» торговала настолько бойко, что пришлось все же расширяться, строить фабрику, ставить все новые магазины. По сути, сладкая продукция Бормана могла обходиться без рекламы — такой вокруг благоухал аромат, что мимо пройти было никак нельзя. Помимо шоколада, Борман выпускал свыше 200 наименований конфет. "Аленушка", "Ушки", "Ревенные головки", "Якши", "Цукатики", "Сампьючай", "Жмурка", один из самых популярных сортов конфет - "Жорж", "Лоби-Тоби", печенье "Мария", "Альберт", "Тю-тю", "Олли", "Князь Игорь", вафли "Хоровод". Впервые в истории торгового дела тара стоила чуть ли не дороже того, что в ней находилось. Предполагалось, что сама упаковка в дальнейшем может использоваться в хозяйстве. Для печенья «Смесь для хозяек» изготовлялись коробки с названиями не самого печенья, а продукта, который впоследствии должен был там храниться - «Мука», «Сахар» и т.п. Это побуждало хозяек приобретать новые коробки с печеньем из этой серии. Какао от «Жоржа Бормана» стало серьезным конкурентом кофе.

И первое шоколадное яйцо с символикой внутри (там была именно символика, а не игрушка) тоже произвел Жорж Борман. Внутрь яйца помещали крестик, маленький костел или православный собор.

Выпускались тематические серии шоколада: «Географический атлас», «Коллекция жуков», «Народы Сибири», «Спорт» и т.д. В 1895г. Георгий Борман совместно с отцом преобразовал дело в «Товарищество Санкт-Петербургской шоколадной фабрики «Жоржъ Борманъ».

В 1896 году товарищество основало фабрику в Харькове. Почему выбор пал именно на Харьков? Возможно потому, что с этим городом были связаны детские годы Григория Бормана. В 1895 году на Коцарской 24 в Харькове Борман купил дом, тут же его снес, чтобы заложить фабрику, которую потом многие поколения харьковчан будут называть «кондитеркой». Там всё было механизировано. Фабриками Жоржа Бормана впервые в России осуществлялось производство шоколада с применением паровых машин. Ежедневно изготавливалось до 90 пудов шоколада. Применялись только лучшие сорта какао, ванили и сахара.

Другие предприниматели говорили: "Этот немец перепортит нам всех рабочих". Действительно, рабочие цехов должны были всегда ходить в свежевыстиранных, отутюженных белых халатах. За нарушение этого правила могли и уволить. На фабрике существовала наиболее передовая для того времени система социальной защиты персонала: рабочие по больничному листу получали 100% оплату в течение 1,5 месяцев и 50-процентную - в следующие 1,5 месяца, надбавки за выслугу лет, пенсионное обеспечение, укороченные предпраздничные дни и пр. Продолжительность рабочего дня составляла на фабрике 11-12 час (против обычной в отрасли 13-14 час). Да, Борман явно разлагал рабочий класс.


Стремясь привлечь покупателей, фирма выпускала много необычной продукции. Так, в начале XX века был начат выпуск шоколадных музыкальных пластинок. Для «прослушивания» пластинки использовался специальный граммофон, который также покупался в кондитерской. Музыкальные пластинки из шоколада можно было прослушать, а потом съесть.
Для продвижения товара использовались современные достижения рекламного дела. Новшеством стали дегустации новых кондитерских изделий в буфетах при магазинах и театрах.

Выпускались отрывные календари, в которых печатались не просто даты, но ещё и всевозможные кулинарные рецепты; в магазинах продавались фирменные копилки фабрики. Фирма «Жоржъ Борманъ» регулярно размещала свою рекламу в газетах и журналах. По городу, развозя продукцию, ездили жёлтые автомобили-фургоны с надписью«Жоржъ Борманъ». Конкуренция в кондитерской отрасли была жесткой.

Борьба шла с переменным успехом, но в одном важном вопросе: идентификации товара с помощью товарного знака, «Жоржъ Борманъ» безоговорочно опережал своих соперников. Товарный знак товарищества был одним из наиболее удачных по дизайну в Российской империи. Он имитировал печать красного сургуча с оттиском инициалов владельца. В рекламе и на упаковке продукции фирмы «Жоржъ Борманъ» именно товарный знак почти всегда занимал центральное место. Более того, иногда он заменял все остальные регалии, коих было предостаточно, начиная со знака Поставщика двора Его Императорского Величества и изображения  Государственного герба до наград многочисленных выставок.

1917 год разрушил империю "Жоржъ Борманъ". Фабрики были национализированы. Впрочем, им повезло - одни из немногих, они не были закрыты. Один из первых приказов нового руководства звучал так: «Отменить выдачу 0,5 фунта шоколада рабочим фабрики «Жоржъ Борманъ». Видимо, предполагалось, что сознательный пролетарий и так украдет всё, что ему нужно. Излишней роскошью были сочтены и белые халаты.

Вскоре фабрики вообще закрылись и заработали только после Гражданской войны.

Харьковская фабрика Жоржа Бормана сегодня называется «Харкiв’янка» и входит в состав корпорации «Бисквит-Шоколад». А  фирменный магазин «Ведмедик», бывший «Жоржъ Борманъ», где даже шкафы из красного дерева стоят всё те же, и сейчас торгует тем же, что и сто лет назад. Печенье, вафли, вафельные трубочки, бисквиты, рулеты, торты, шоколадно-ореховые батончики, пироги песочные, вафельные сэндвичи, карамели, глазированные и неглазированные конфеты, шоколад, зефир, ирис, мармелад…

И вокруг магазина, как и сто лет назад, стоит такой аромат, что пройти мимо просто невозможно… 
                                                                                                               

А. Константинов
                                                                               

При подготовке использованы материалы ресурсов, www.clubs.ya.ru, www.mirpeterburga.ru, www.liveinternet.ru www.shokolad.biz, www.kudvic.ru
                                              

Благодарим корпорацию «Бисквит-Шоколад за предоставленные фотоматериалы


 

Версия для печати