Новости Блог Статьи Полезности Контакты Главная
Поиск

Первый семейный web-журнал настоящих харьковчан

 

Журналы » Статьи » Гостиная

 

Михаил Старов

Он открыт и невероятно обаятелен. Он обладает обезоруживающей улыбкой и, вместе с тем, имеет уникальные силовые возможности.  Он - чемпион мира по пауэрлифтингу, обладатель Кубков мира по стронгмену, трехкратный чемпион мира в командных соревнованиях «Самая сильная нация планеты»… У нас в гостях наш любимый харьковчанин,  настоящий богатырь Михаил Старов.

- Вы в детстве мечтали стать самым сильным?
- Мечтал. Очень. 1983 год. СССР. У меня была книжечка очень хорошая, старая, 60-х годов. Называлась «Атлетизм». Там были красивые, здоровые дядьки – известные спортсмены, гимнасты американские. Различные системы тренировок. Сейчас бы это назвали «Учебник по бодибилдингу». Мне все это очень понравилось. И я пошел в секцию тяжелой атлетики.

- Как в СССР могла выйти такая книга?
- В том-то и дело, что называлась она не «Культуризм», а «Атлетизм». А понятие атлетизм было синонимом сильного, здорового, крепкого мужчины, как он должен быть. Но, все- таки, это был Советский Союз, и, чтобы стать по-настоящему сильным, существовал один единственный вариант – тяжелая атлетика. В здании синагоги была секция Спартака. Вообще, здорово, конечно: первое сентября, справка – и ты в секции. Что-то поднимаешь, опускаешь… И никаких вопросов. Бесплатно. Так до 1991 года я занимался тяжелой атлетикой. Ничего особого не достиг. Стал кандидатом в мастера спорта. Все было супер. Я тренировался шесть раз в неделю. Мне очень нравилось. Но встал вопрос: что дальше? В 1991 году я поступил в ХАИ (факультет радиоэлектроники, прим.ред.). К этому моменту стало понятно и мне, и моим тренерам, что я ни черта не покажу. Не было нужной гибкости, скорости…  Я был очень сильный. Сильней многих мастеров спорта. Но рывок, толчок – ну никак! И тут вдруг «нарисовывается» вид спорта, который называется пауэрлифтинг(силовое троеборье).

- Откуда он взялся?
- Из Америки. Там он был очень популярен давно. А в СССР его не было. У нас были только залы тяжелой атлетики. Надо понимать, что такое зал тяжелой атлетики. Есть детская группа, есть спортсмены уровня КМС и выше, которые действительно занимаются тяжелой атлетикой, и есть очень многие, кто закончил соревноваться и продолжают тренировки просто «для себя». Собственно они и составляют основу. В принципе, то же самое, что происходит сейчас в тренажерном зале. Но тогда тренажеров не было, а был зал тяжелой атлетики. И из основной массы тех, кто продолжал тренироваться «для себя», набирались желающие поучаствовать в соревнованиях по пауэрлифтингу.

- Что входило в программу?
- Жим штанги лежа от груди, приседание со штангой на плечах и тяга в штанге. Все – на один раз. Простые упражнения. Я попробовал. И оказалось, что в этом виде я – очень сильный. На первых соревнованиях я выиграл чемпионат области, потом – Украины и, наконец, СССР по юниорам. А дальше все стало понятно: либо ты никто в тяжелой атлетике, либо – чемпион по пауэрлифтингу. Вывод – очевиден. Так я стал пауэрлифтером. Занимался, ездил, выступал, выполнял… Чемпионаты Европы, мира… Переломный момент наступил в 1996 году. Я уехал в США, на родину пауэрлифтинга. К этому моменту я закончил институт, защитил диплом и написал десятку лучших организаторов соревнований в США, один из которых и пригласил меня в Америку.

- И вы уехали.
- Ну да. Я же такой классный парень, чемпион мира и так далее! А в Украине в первые годы распада Союза… Купоны, отсутствие работы, есть нечего… Надо было что-то решать. И я поехал туда. Полгодика там пожил. У этого человека - свой небольшой зал на первом этаже. На втором - они живут с женой. Сам он - тренер, организатор. Я у них жил, тренировался. Они организовали чемпионат мира в Нью-Йорке. И я его выиграл. Какие-то двенадцать рекордов поставил… Ну просто - ЗВЕЗДА! За это мне дали целых 250 долларов. И я вернулся домой. Но, оказалось, что здесь какое-то чемпионство никому не интересно. И все закрутилось сначала. Поиски работы… Работал охранником, естественно. Кем  может работать молодой и здоровый парень? И настал еще один переломный момент. По инерции я еще два года повыступал, но стало уже не интересно. Я стал рекордсменом, чемпионом мира, Европы и так далее… Можно, конечно, стать и во-второй, и в-третий раз, но не-ин-те-ре-стно! И тут в 1999 году в первый раз прошли «Козацькі ігри».

- Чья была идея, и как это организовалось?
- Идея, как всегда, была взята из-за рубежа. Альтернативные соревнования силачей. Есть разные направления: пауэрлифтинг, тяжелая атлетика, гиревой спорт… В тяжелой атлетике используется «взрывная» сила, в гиревом - силовая выносливость, в пауэрлифтинге – максимальная сила. А вида спорта, который объединил бы все три вида силы, нет. Как гиревик не может на равных участвовать в пауэрлифтинге и тяжелой атлетике, так и штангист не может участвовать на равных в гиревом спорте, например. Это - узкоспециализированные направления развития силы. Стронгмен родом из Шотландии. Там очень давно существуют «Игры горцев», с очень жесткими правилами. Это их национальное посвящение мальчика в мужчину. В 16 лет мальчик должен поднять камень 120 килограмм и заложить его куда-то, он должен пронести далеко очень тяжелый предмет, перебросить через себя огромное бревно… «Игры горцев» существуют и сейчас. Очень многие стронгмены там участвуют.

На Украине этот вид спорта появился от толкателей и метателей - легкоатлетов в общем. Один из тренеров по легкой атлетике – Киба Владимир Николаевич,  на соревнованиях по толканию ядра предложил провести Казацкие забавы. Туда он пригласил 15 человек толкателей, огромадных таких, здоровых мужиков, и нас, человека 4 пауэрлифтеров. Мы тягали какой-то груженый воз, бросали бревна… Было очень похоже на «Игры горцев». Я помню последнее упражнение – мы ели вареники с творогом на время. А я вообще не ем молочные продукты! Но что не сделаешь для команды! Ел! Единственный раз в жизни я съел штук двадцать вареников с творогом. Наелся на всю жизнь! Выиграл там Вирастюк-старший, Рома. Вася стал вторым, а пауэрлифтеры в хвосте оказались. В тех, первых соревнованиях я занял предпоследнее место: 19-е из 20-ти. И очень расстроился по этому поводу. Решил, что это - не мое и ушел работать в цирк.

- В цирк?!
- Да. Мой товарищ, с которым мы тренировались, ушел в цирковую труппу, и я - вместе с ним. Там мы были лавиторами. Это такие артисты, которые ловят воздушных гимнастов – вольтижеров. Он – лавитор, который висел вниз головой на трапеции - огромный такой маятник, а я - стоящий лавитор. Я стоял на какой-то штуке на огромной высоте и ловил гимнастов. Они прыгали, мой товарищ их ловил, перебрасывал мне. Я, в свою очередь, их ловил, бросал их ему обратно… Нелегкая работенка, скажу я вам. Но тяжело было не сколько физически, а от того, что была совершенно другая нагрузка, работали другие группы мышц. Мы по многу часов репетировали. Порой репетиция заканчивалась в час ночи, и так каждый день.

Потом нас отправили репетировать в Кривой Рог. И я потихоньку понял: че-то мне это все не нравится. Я к тому времени - уже женатый человек. У меня супруга в Харькове, работа в тренажерном зальчике на Динамо. А я - непонятно где несколько месяцев. В конце-концов выяснилось, что супруга ждет ребенка, и это решило все. Пока я сидел в цирке, мне все время названивал Киба, он находил меня везде, даже в цирковой гостинице в Кривом Роге. И говорил: «Давай, приезжай! Вот одни соревнования, вот другие… Чем ты вообще занимаешься? Какой ты циркач!». И уговорил. Я выступил на очередном турнире, и неожиданно для себя занял второе место. И мне это стало интересно. Зацепило! С тех пор я лет шесть этим занимался. Украинская федерация завоевала определенный статус в мире, нас стали приглашать в разные страны. Мы объехали порядка 30-ти стран.

- Какая страна больше всего запомнилась?
- Самая экзотическая – Таиланд. Совсем другим запомнилась Шотландия. Очень красиво, но очень холодно. Соревнования: наша сборная против сборной Англии. Там же параллельно проходили «Игры горцев». Мы отвыступали на наших соревнованиях, чего-то выиграли, как всегда. Вася Вирастюк остался выступать на «Горцах», а нас, троих оболтусов, решили отправить в Украину. Дали билеты, посадили в автобус, отправили в аэропорт. Все бы ничего, но самолет - утром, а в 10 вечера аэропорт в этом городе закрывается.  Мы сдаем сумки, выходим и все! Поле. До города - километров 15. При аэропорте есть маленькая гостиница. Мы туда ткнулись, но стоимость номеров - несусветная, мы себе позволить не можем. В общем, мы куда-то шли, на какую-то автобусную станцию. По пути гоняли зайцев в поле. Несколько раз мимо нас медленно так проезжала полиция. Представьте, трое таких маленьких мальчиков, ночью, на автобусной остановке… Еще холодно было, дождь. Вроде лето, но холодрыга такая! У нас на троих - одна банка тушенки. Открыть, естественно, нечем. Но у нас - богатое советское прошлое… Да-да, мы об асфальт ее открывали.  Как нас внимательно разглядывала полиция! Наверное, представить себе такого не могли. В общем веселая ночка получилась. Хорошо, что еще в участок не забрали. Вот этим мне и запомнилась Шотландия. Обычно, когда нас, богатырей, принимают, у нас - хорошие отели, хорошее питание. Создаются все условия. Но в Шотландии… Там на завтрак нам дали яичницу из одного яйца в веточкой зелени. Мы чуть не расплакались, когда увидели. В гостинице горячая вода - по часам. Экономия у них, видите ли. Ужас!

- За что Вы были награждены орденом?
- За заслуги. Дали всей команде. Какой-то очередной выигрыш чемпионата мира, и всем дали орден. В 2004 году. Васе - 1-й степени, нам, троим оболтусам - 3-й. Теперь прибавка к пенсии будет 50 гривень (Смеется).  Вы должны понимать, что каждый год собираются все лучшие спортсмены и награждаются. Огромный зал, Президент. Каждый выходит и говорит: «Спасибо», думая: «Лучше бы деньгами».

- Но приятно, правда?
- Гмм… Знаете, на каком-то этапе становится просто смешно. Серьезно. В отличие от олимпийских видов спорта, у которых существуют школы ДЮСШ, бесплатно тренируются дети, их ведут тренеры, в определенный момент что-то начинают платить; спортсмены ездят на сборы, имеют специальное питание… Если ты попадаешь в сборную Украины, ты автоматически подписываешь контракт с Госкомспортом. Получаешь ежемесячную зарплату. Может и немного, но хоть что-то. А наш вид - неолимпийский. И вообще статус вида спорта он получил уже при нас. За орден, конечно, спасибо, но все ребята вынуждены работать как обычные люди, чтобы кормить семью. Свой бизнес в этой ситуации поставить невозможно, так как ты практически все время занят. Можно лишь устроиться в зале тренером, собственно этим и занимался. Этот спорт не просто прокормить не может. Он еще и вложений требует .

- Спорт сказался на здоровье?
- Да. Перед последним чемпионатом мира в 2006 году у меня колени болели так, что я бегом бежал в институт ортопедии, где профессор мне сказал, что у меня колени 60-ти летнего человека.
- Тебе сколько?
- Мне 33.
- И чего ты хочешь от меня?
- Так колени болят.
- Это уже навсегда.
- Как! У меня же чемпионат мира через 2 месяца! Что делать?

Ну, обезболили. Я отвыступал. Но уйти после чемпионата все же пришлось. И, как только я закончил заниматься, колени беспокоить перестали. Конечно, попытки начать тренировки были. Но любая попытки в течении 2-х недель приводили к тому, что все начинало болеть заново. Я год, когда бросил, вообще ничего не делал. Я созванивался с ребятами, они что-то рассказывали. «Черт», - думаю, - «Отдохнул уже!» И как стал тренироваться! А через 2 недели я таки вспомнил, почему бросил! Любые достижения в спорте – экстрим для организма. Как лекарство: в маленьких дозах лечит, в больших – яд.

- Ваша супруга тоже спортсменка?
- Чемпионка мира по пауэрлифтингу. Познакомились на соревнованиях. Каждый год, пока я занимался пауэрлифтингом мы, так получалось, ездили вдвоем. И порой выходило, что одновременно были чемпионаты и у нее, и у меня.  На чемпионатах Украины мы были вместе, а потом садились и решали, кто из нас куда поедет, так как для подготовки и поездки нужны деньги. Вместе мы поехать не могли – дорого. Либо она едет на свой чемпионат, либо я - на свой. Все. Вариантов других нет.

- Правда-ли, что Вы были лицом украинской команды за рубежом?
- Нельзя сказать, что лицом… Но я жил в Америке. На уровне разговорной речи могу общаться на английском. Когда у команды брали интервью, естественно, меня «ставили на амбразуру».

- Вместе с командой Вы тянули самолет.
- Это просто рекорд. Нас было 10 человек. Рекорды – это проще всего. Мы ничего ТАКОГО не делаем, чего сделать не можем. Есть самолет. Сколько надо человек, чтобы потянуть? А кто его знает! Давайте десять. Когда потянули, подумали, что и человек пять  справились бы. Чего там тянуть! (380 тонн! – прим.ред.) Он же катится, не на пузе же его тащить! Рекорды делают для шоу. Людям, конечно, интересно. А мы, порой, даже не готовимся. Так, надо что-нибудь потянуть. О, самолет еще не тянули! Давайте потянем. А потянем? Да потянем!

- Какое упражнение было для Вас самым сложным?
- Я очень не люблю пару упражнений. Дело в том, что я не подхожу по стандартам. Я очень низкий для стронгмена, самый маленький и самый легкий в команде. Стронгмен – это здоровенный дядька ростом под два метра. И есть упражнения, рассчитанные под этот рост! Закладывание камней на высоту, например. Но выше головы не прыгнешь, не правда ли? Поэтому я такие упражнения не люблю.

- В свое время вы написали  учебное пособие «Стань сильным».
- Да, работая охранником, сидел я за столом, скучал. Никто не приходил. Сначала я читал. Потом стал сам писать. Это был 1997 год. Со специальной литературой – проблемы. Я написал, мой товарищ помог издать. Помню, тираж разлетелся со скоростью звука! А сейчас – море специализированной литературы. Конечно, на фоне энциклопедии по бодибилдингу Арнольда Шварценегера наше издание выглядит не так роскошно, но в то время это была очень востребованная литература.

- Чем Вы заняты сейчас?
- Работаю в фирме, которая строит ледовые катки. Я – один из соучредителей. В 2004 году, кроме тренировок я был вынужден работать на 3-4-х работах. Когда грянул кризис, осталась только эта деятельность. Выступать я закончил. С залом, где я работал менеджером, тоже все закончилось. Этот бизнес пока как-то работает. Тяжело, конечно. Выживаем. Как все. Еще я – единственный в Украине сертифицированный судья. Я имею право судить чемпионаты мира, чем периодически и занимаюсь последние три года.

- Есть талантливые спортсмены сейчас на Украине?
- Да, есть талантливые молодые ребята, есть те, кто постарше. Это – единственный вид спорта, у которого нет собственной базы подготовки спортсменов с детства, как готовят теннисистов, фигуристов, например. В этот спорт приходят люди с уровнем мастера спорта, а то и мастера спорта международного класса по силовым видам, те, кто уже реализовал себя. Не все могут. И чемпионы по штанге, и по пауэрлифтингу. Единицы могут потянуть. Я считаю, что стронгмен – это верхняя ступень для любого силовика.

- Любите Харьков?
- Да. Это – мой город. Здесь люди совсем другие! Не то, что в Киеве.

- У Вас хобби есть?
- Есть много «мечтов» о хобби. (Улыбается). Думал, вот закончу выступать и начну… Кататься на горных лыжах, например. Появилось какое-то время – пропали деньги. Хочу дом свой, бассейн. Свободного времени побольше, чтобы с ребенком заниматься. Дочка мечтает быть актрисой, певицей, занимается теннисом. Растет быстро – уже 10 лет. По мере возможности, разрешаем все. Любимый ребенок!

- На кого похожа дочь?
- На меня! (Гордо).

 И. Тысленко             

 

Версия для печати